ГЛАВНАЯ
ВОРОБЬЕВСКИЙ
КНИГИ
ФИЛЬМЫ
ПРОДУКЦИЯ
Отрывки из книги «Укриана. Фантом на русском поле».

"Укриана — это страна-фантом. В ней живут мифические укры, на её земле остаются следы невиданных зверей, над её Лысой горой пролетают то ли птеродактили, то ли космические истребители Лозино-Лозинского... Небывалое пространство возникло на поле русской духовной традиции, русской воинской славы, русского языка и менталитета… Это не та Украина, которую я знал когда-то и любил, поэтому не могу называть её по-прежнему. Укриана – слово, отражающее ту фантасмагорию, которая на наших глазах происходит в Малороссии."

Ю.Воробьевский

В новой книге Ю.Воробьевского Украина и ее население рассматриваются в контексте святоотеческого наследия, православной конспирологии, битвы символов, демотехники, мистики этногенеза, лингвистической войны против русского языка… И, конечно, речь – о продолжающемся подвиге русскости в условиях апостасии.



ГУРТОМ ГОНЯТ НА УБОЙ


Однажды, когда я был ещё молодым человеком, со мной произошёл странный случай... То ли я пошутил неосторожно, то ли собеседники интуитивно увидели во мне нечто враждебное, но через некоторое время после нашего знакомства мне вручили «прикольный» подарок. Книгу под названием «Предубойные стрессы крупного рогатого скота». Я посмеялся тогда и только потом сообразил: фамилия дарителя точно указывала на его происхождение от ритуальных резников. Так что в той шутке была только доля шутки... Впрочем, вернёмся на Укриану. И выскажем одну шокирующую догадку. Но прежде - эпиграф.

Либонь, уже десяте літо,
Як людям дав я "Кобзаря",
А їм неначе рот зашито,
Ніхто й не гавкне, не лайне,
Неначе й не було мене.


Итак, уж десять лет прошло, как вышел «Кобзарь», а никто по этому поводу ни гавкнет, ни залает. Так желчный Тарас Григорьевич оценивал своих равнодушный читателей. Приравнивал к ленивым собакам.

Похоже, и нынешние составители укрианского языка третируют людей словно скот: как эквиваленты слов, связанных с человеком, в нём выбраны те слова из русского языка, которые обозначают то же, но в отношении животных (при этом слова несколько искажены). Поясню. У людей тело покрыто кожей, а у животных шкурой (в русском языке). В укрианском не так. Слову кожа соответствует слово шкира; тело украинца, таким образом, покрыто этой самой шкирой. Зверь спит в лёжке, а русский человек в постели. В укрианском языке для обозначения постели употребляется слово лижко. Люди действуют для достижения результата совместно, животные - одной стаей. Как на укр. мове голосуют депутаты? Единогласно? Нет, одностайно.

Ранее общепринятое обозначения вокально-инструментального ансамбля словом «группа» (по-украински «група») для дерусификаторов оказалось неприемлемым. «Но и польское аналогичное слово звучит слишком уж «по-москальски» - grupa. И вновь пришлось обходиться собственными ресурсами: применить скотоводческий термин «гурт» (стадо). Пусть мол, новый термин ассоциируется со стадом баранов, лишь бы он не был похож на русский».

В своё время в предвыборных речах Ющенко, словно заклинание, постоянно использовал слоган «мы не быдло». Однако создаётся впечатление, что главными укрианизаторами по прежнему являются люди, для которых мы, славяне, являемся гоями, то есть скотом. А ведь как тебя назовут — так с тобой и поступят.

В годы вьетнамской войны американская пресса называла своего противника - «Вьетконг». Словечко должно было вызвать ассоциацию с Кинг-конгом — огромной и злобной обезьяной. Специалисты, пишет С.-Кара-Мурза, - «рассчитывали, что презрительная кличка должна оправдать любые жестокости по отношению к вьетнамцам. Во время боевых действий по отношению в «животным» не должно возникать ненужных эмоций... Неуклюжий обман дорого стоил психике американских военнослужащих. Ведь сколько им не говорили о человекообразных обезьянах, совесть говорила другое. Они убивали людей!»

Теперь такой вопрос. Если во «вьетконговцев» можно без угрызений совести выпустить автоматную очередь, то что делать с «колорадами»? Что ж, всё понятно: жуков-вредителей надо просто давить!


Энтомология и этнология


Неприятие чужаков характерно для архаического, глубинного сознания всех народов. Оно породило нелицеприятные сравнения, в том числе - с насекомыми. Такими ксенонимами в русском языке являются пруссаки или шведы, как название тараканов. Получается наука о насекомых — энтомология – превращается в этнологию.

Насекомым давали названия народов, а людей сравнивали с насекомыми. Евреев, например, нацисты уподобляли точащим дерево жучкам. В пропагандистском фильме, снятом в сороковые годы, тщательно показаны источенные распятия в храме. Выход один: распыление химических препаратов... Саранча, черви и прочие существа, которые уже в Ветхом Завете названы Божиим наказанием (архетип именно отсюда), являются образами не только этнического врага, но и врага вообще. Вот отвратительные черви в тухлом мясе матросского пайка из фильма «Броненосец «Потёмкин»». Что это? Это знак «прогнившего режима».

Пауки и паутина – знак финансовых сетей. Кусачий «Овод» - революционер-террорист.

Особое место занимают образы кровососущих – клещей и комаров. Надоедливых, вездесущих. Только русская святость их не замечает. Очевидцы вспоминают лицо преподобного Серафима Саровского – всё в комариных укусах. Не чувствовал зудливых насекомых, по свидетельству старца Паисия, и афонский иеросхимонах Тихон. Давал им сосать кровь. И мужик русский терпелив! Как писал в «Записках опытного странника» Григорий Ефимович Распутин, пахал он и комаров с шеи не сгонял... Но всё же иногда ненароком придавит наш соплеменник одного-другого…

Но не все достигли такого бесстрастия и поэтому сетуют: зудит и чешется! М.О.Меньшиков писал: «Именно паразитизм этот, стремление жить на теле чуждых народов, и придаёт комичный характер еврейской драме. Насекомые, желающие жить непременно на теле человека, могут горько жаловаться на гонения против них, - но не комичны ли были бы эти жалобы по самому существу их? Не забавны ли были бы их воззвания к благородству человеческому, к чувству сострадания и т.п.? Самый простоватый и близкий к святости человек ответил бы на стон, например, блошиной нации: «Да ведь не мы же, люди, скачем на вас, а вы на нас. Оставьте нас в покое – и будьте уверены, что мы за вами не погонимся».

Увы, как ни странно, есть люди, которые не могут без блох. Сами живут с ними и другим велят. Помните шаляпинское - про короля, при котором «блоха жила»? Милей родного брата она ему была! Это ведь не просто шутливая песенка!

Перейдём теперь к современным делам. На насекомых — отнюдь не свысока! - всё пристальнее поглядывает наука. Учёными открыты выделяемые букашками пахучие феромоны. Жучок ломнехуза, например, так привлекает своими выделениями муравьёв. А потом пожирает их. Есть такие ломнехузы и в нашем «человейнике».

Современные лаборатории разрабатывают искусственные «феромоны», чтобы управлять поведением и насекомых, и людей. Создана мощная индустрия парфюмерии и косметики, табачных изделий, напитков и прочего, где запахи играют первостепенную роль.

Впрочем, что уж мы так обрушились на несчастных насекомых, тварей Божиих!? Я слышал, как святогорцы говорили о постоянно поющих цикадах, как об образе монашества, вечно славящего Бога. На этом и закончим. Аминь.


Предубойный стресс


В основу же того, что происходит сейчас в языковой сфере на Укриане, положено сугубо научное понимание: человек видит и слышит лишь то, к чему его делает чувствительным грамматическая основа его языка. Как пишет С.Кара-Мурза, архетипы «записаны» словами-стимулами, которые порождают ассоциации и вызывают целые блоки мироощущения.

...Вот и у меня ассоциации возникли. Представил себе человека, которого какие-то резники поднимают с лёжки и вместе с другими гонят куда-то на восток гуртом. Неужели на убой? Тело покрывается гусиной шкирой. Это и называется предубойный стресс.

Но ведь «оскотинивание» языка происходит и в России! Язык перестаёт быть образным, из него вымываются слова общего значения, предпочтение отдается синонимам, местоимениям «тот» и «этот». Общение между людьми сводится к ситуативно-контекстному словообразованию, часто на основе одного корня.

Каждую вещь, чтобы понять её, следует тщательно «ощупать» чувствительными пальцами-словами. А на деле подойдёт не очень трезвый человек к какому-либо явлению или предмету, лениво ткнет в него ногой и вынесет вердикт: фигня!

Мы больны и, если покажем свой язык опытному врачу, что же он увидит?

— Дай эту фиговину.
— На фига?
— Я ею прифигачу вот эту фигню.
— Так ведь фигня получится!
— А тебе не по фигу?

Как отмечают исследователи Института лингвистики в Тарту (бывшая Академия языковедения СССР), данный диалог очень напоминает общение высших животных, которые с помощью одинаковых звуков передают друг другу информацию, определенную конкретной ситуацией. По классификации ЮНЕСКО, существуют несколько стадий отмирания языка, и русский полностью соответствуют самой тяжёлой из них: язык России превратился в контекстно-ситуативный набор грамматических форм. Учёные говорят о «языке рабов», достаточном для понимания указаний хозяина, но абсолютно бесполезном для общения на отвлеченные темы.

А мат? «Академик Д.С.Лихачев, отбывая в молодости срок на Соловках, создал научный труд, в котором подверг филологическому анализу воровскую речь и пришел к интересным выводам. Сквернословие не является в подлинном смысле человеческим языком. Эти «слова» воздействуют не на интеллект, а на чувственную часть души, то есть подобны сигналам, которыми пользуются животные»...

Если человек превращается в животное, то народ действительно становится стадом (или, если угодно — гуртом). Биологические особи существуют, а народ умирает. Мёртвый язык. Мёртвый народ. И тюркоязычные песни на русской равнине. Кирдык! Впрочем, попробуем успокоиться. Надо понять, что происходит.

Об этом - речь впереди.

Теме лингвистической войны против русского языка в новой книге посвящена глава ВРЕМЯ ДОЖИТИЯ - Свобода заплывать за буйки - По следам латыни? - Наш язык отступает - Квиринг и Каганович — слава героям! - Укриана: буты чи не буты... - Операция «Ы» и другие приключения алфавита - «Секта малороссиянцев» - «Вот так-то, брат Коляка...» - Дефект дикции, как основа языкотворчества — Бесы-буквоеды - Отдел логофобии - Язык нуждается в отчитке - Счастье — русское и нерусское - Лингвистическая война — Новояз - Языководство.


ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЗАВОРОТ



Если в шумной укрианской толпе крикнуть: «Сало уронили!», то хронически возбуждённые люди услышат своё: «Слава Украине». И с энтузиазмом ответят: «Героям слава!» Такая немудрящая шутка появилась в последнее время… Но это – присказка. Сейчас о сале и колбасе мы поговорим всерьёз.

В 1991 году в качестве обозревателя Первого телеканала «Останкино» я отправился в Киев. Надо было взять интервью у кандидатов на пост первого президента незалэжного государства. После Беловежской махинации положение было непонятное, и многие, кажется, не могли поверить, что «так всё и останется». Что просто так отсоединились и конец. Во всяком случае, лукавый помощник Кравчука (цековская школа!), отведя меня в сторону и интимно понизив голос сказал: «Передайте в Москве... (Предполагалось, очевидно, что я не просто журналист и могу передать «куда надо», то есть на самый верх). Передайте в Москве, что если Леонид Макарович будет избран, то всё будет хорошо»...

Честно говоря, из той политиканской тарабарщины, что мне с умным видом и микрофоном в руке приходилось выслушивать, не помню ничего. Кроме одной фразы. Произнёс ее основатель РУХа, бывший советский политзаключенный Вячеслав Максимович Черновол.

А сказал он следующее: «Мы не потерпим больше ситуации, когда ежегодно из Украины в Россию отправляется сто тысяч железнодорожных вагонов с салом…» Не с продовольственной продукцией. Не со стратегическими ресурсами, а именно – с салом. Не спешите смеяться и не думайте, что это юмор. Нет, это не «сало в шоколаде». Не письмо, которое начинается словами: «Пришлите сала. Здравствуйте, мама…» – всё это наши, «москальские» шутки. В общем-то не злые. Но для части наших соплеменников, большинство из которых уже привыкло называть себя украинцами,– сало – не шутки. Это символ сытого благополучия. Поэтому мысль о том, что «москали в три глотки жрут наше сало и нашу ковбасу»,– это сильно. Гораздо более сильно, чем какая-то там статистика. Символ вообще сильнее аргумента. Думаю, Вячеслав Максимович, будучи профессиональным журналистом, понимал это в полной мере.


Отступление о ковбасе.

Чувствуете аппетитный запах копчёности? Он тянется над Днепром и Лысой горой, над Хортицей и стадионом «Динамо». Колбаса и сало, как понятные всем символы, фигурировали в украинской литературе и публицистике давно.

Т.Шевченко, который, по его словам, «тайну жизни разгадал и раскрыл сердце человека», увидел в этом сердце готовность отдать мать родную. Да за какую цену! За шмат гнилой «ковбаси»:

Люде, люде!
За шмат гнилої ковбаси
У вас хоч матір попроси,
То оддасте...


А в 90-е годы XIX века появлялись авторы, которые, находясь на высотах великой галицийской цивилизации и обозвав русскую литературу «шматом гнилой ковбасы», требовали полной изоляции Украины от русской культуры. Всех, считавших Пушкина, Гоголя, Достоевского «своими» писателями, объявляли врагами.

О таких «критиках» малоизвестный в нынешней Укриане москаль по фамилии Чехов говорил: «Хохлы упрямый народ: им кажется великолепным всё то, что они изрекают, и свои хохлацкие великие истины они ставят так высоко, что жертвуют им не только художественной правдой, но даже здравым смыслом… Эти упрямые мужики всегда хватаются за великое, потому что не умеют творить малого, и имеют необыкновенные грандиозные претензии, потому что вовсе не имеют… вкуса… Это глубокомысленные идиоты, которые бранят Гоголя за то, что он писал не по-хохлацки, которые, будучи деревянными, бездарными и бледными бездельниками, ничего не имея ни в голове, ни в сердце, тем не менее, стараются казаться выше среднего уровня и играть роль, для чего и нацепляют на свои лбы ярлыки «украинофильства»… Ладно, может, и переборщил Антон Павлович с оценками. За Гоголя обиделся. Мне это понятно.

Что же касается «своих и не своих», то вот уже более ста лет назад М.Драгоманов писал: «У нас (малороссов), кое-кто любит приравнивать Шевченко к Пушкину и Лермонтову и высоко ставить его либеральность и демократичность; но в поэзии одних мыслей мало; а нужна безукоризненная форма… Поэтому Шевченко не может заставить образованных малороссов, даже украинофилов, не признавать Пушкина и Лермонтова родными для себя поэтами. Пойдите в малорусские семьи и посмотрите, могут ли там родители, даже и украинофилы, дать своим детям литературное образование на одном Шевченко без Пушкина и Лермонтова? И не судите строго этих родителей, ибо на свете есть интересы и кроме этнографического патриотизма».

Значение поэзии Шевченко, кстати, точно определил Белинский. Он указал на то, что «простоватость крестьянского языка и дубоватость крестьянского ума» не составляют условий, благоприятных для великой поэзии. (1).

Но – вернёмся к нашей колбасе. Ещё комичная подробность. Один ветеран ОУН вспоминал о том, как в советские времена Бандера (некоторое время жил в подполье на советской территории) вешал кусок колбасы на шнурке под потолок, ложился на кровать, смотрел только на эту колбасу, и двое-трое суток ничего не ел. Закалял свою волю... Возможно, это и какая-то глупая брехня (такэ дурнэ як сало без хлиба). Для нас важно другое. Укрианца этот сюжет должен потрясать по глубины души. Или желудка.


А что же, кстати, говорила статистика? Когда в 1990 году я брал интервью у зампреда Совмина РСФСР Л.А.Горшкова (опубликовал его в журнале «Москва»), то с удивлением узнал такую вещь. Только три союзные республики были на тот момент «прибыльными»: РСФСР, Белоруссия и Азербайджан (за счет нефти). Огромная Украина с ее промышленной Новороссией и Донецким углем (подарок Ленина), с её курортным Крымом (подарок Хрущева), наконец, с её чернозёмами и благодатным климатом (это уже дар Господа Бога) – относилась к числу дотируемых регионов! То есть получала средства из союзного бюджета. Надо ж умудриться было так работать и так управлять всем этим богатством! Ну да ладно, речь о другом... Характерно, что в той президентской гонке Черновол занял второе место после Кравчука (бывшего главного идеолога компартии Украины), набрав более 23 процентов голосов.

Современный политолог подтверждает: «После провала ГКЧП РУХовские активисты успели заклеить все столбы и подворотни в городах Украины листовками, в которых было подсчитано с точностью до килограмма и литра количество забираемых Россией материальных ценностей. «Колбасная» тема тогда была убедительно раскрыта. С учётом малороссийской ментальности это был беспроигрышный ход.*

И народ «повёлся». «Повёлся» не на идеалы украинства, о существовании которых тогда он даже не подозревал, а на обещание «колбасного» изобилия, о котором мечтал все годы советской власти. Пропаганда «свидомых» строилась на одном главном тезисе: «Нэ дай москалю зжэрты твое сало та ковбасу! Гэть вид Москвы! Голосуй за незалежнисть»!

Факт того, что независимая Украина 1991 года родилась из «колбасного» бунта, очевиден (возможно, точно такой же «колбасный» бунт её и похоронит)».

Колбасная революция продолжается. Людей буквально «колбасит»: «Я хочу богато и комфортно жить, поэтому я хочу жить в Европе»! По смыслу это соответствует фразе: «Не отдадим москалям наших богатств! Голосуем за независимость»! В обоих вариантах звучит исключительно «колбасная» тема. Каких-то «надколбасных» идеалов нет».

На майдане долгое время висел перевернутый вниз головой портрет Януковича с надписью «Переворот». Но на Укриане сейчас не только переворот, когда многое ставится с ног на голову, но и заворот. Заворот кишок от того, что объелись чем-то ещё более аппетитным, чем колбаса – русофобией. Этот продукт, кстати, тоже бывает кровяным…


ОТРИЦАЯСЬ ОТ РОДУ-ПЛЕМЕНИ



«Дождемся ли мы Вашингтона с новым и праведным законом?»– вопрошал Шевченко в поэме «Юродивий». Ждал масонской власти над Россией. Неужели на её окраине уже дождались?

Итак, ориентация – Запад.

В православной традиции запад считался стороной обитания диавола. У свт. Кирилла Иерусалимского сказано: «Поелику место видимой тьмы есть запад, Сатана же, будучи тьма, во тьме и державу имеет, для того прознаменовательно, смотря на запад, вы отрицаетесь того темного и мрачного князя».

«Совершая крещение, священник должен обращать крещаемого к западу и произносить следующие слова: «Имярек, отрицаеши ли ся Сатаны»… И речет иерей: «Плюни на беса трижды, к западу»…

Для сатанизма же характерен перевёртыш: «…и стани на запад солнца, и вызывай их диаволов, Христа отрекаися».

«Отречение от рода и племени сопровождалось обещанием «быти сыном» Сатане. Это находится… в связи с отречением от родного отца, отца «по плоти»». Новая родня появляется у человека.

Отрекаюся я, раб имярек, и от отца своего и от матери своей, и от роду и от племени… и нарекаюся тебе (Сотоне) быть сыном и угодником…» Это из дел о заключении договора с диаволом (XVIII век).

При посвящении в колдуны, как мы знаем из этнографической литературы, с человека снимают крест (он становится расхристанным), пояс (он становится распоясанным) и затем заставляют отрекаться от роду-племени. В этом – также пародия на христианство, где религиозные отношения символически связаны с понятиями родовыми. Тут дело не в том, что на Укриане место дедушки Ленина занял дядюшка Сэм. Родня появляется другая – с рогами и копытами.

К чему я это рассказываю? А вот к чему. Идет по Киеву потомок православных малороссов и думает, что он – укр. На нём маечка с надписью «Дякую тобi, Боже, що я не москаль!». И хоть ещё дед его писался в паспорте русским («да тю на вас, дiду!»), так думает не он один. Так думают миллионы. И в первую очередь те, кто народился на Укриане за последние два десятилетия. Появился целый народ, который отрекается от роду-племени.

К этому отречению приучали давно. Под властью Австро-Венгрии в глухой Буковине «завели, примерно с 1911 года, обычай требовать от русских богословов, кончавших семинарию, письменного обязательства: «Заявляю, что отрекаюсь от русской народности, что отныне не буду называть себя русским, лишь украинцем и только украинцем». Священникам, не подписавшим такого документа, не давали прихода». В 1915 году, с началом Первой мировой, и вовсе австрийскому правительству был вручен императорский «Меморандум о необходимости исключительного названия украинец». Война, как видим, убивает людей и порождает народы.

Интересно, что среди отрекшихся о роду-племени теоретиков укрианского национализма было немало великороссов. Один из них– родившийся в 1883 году Дмитрий Донцов. Что произошло с ним? И что было бы, если бы русский Донцов родился не в Херсонской губернии, а где-нибудь на месте нынешней Хатанги? Стал бы теоретиком великого самоедского фашизма? Иногда кажется, что подобные люди ищут не истину, а некий незанятый сектор, где можно стать «основоположником». Впрочем, «велосипеды» давно уже изобретены диаволом. Сам Донцов писал: «Политический и морально-психологический дух, которым дышат украинские националисты, бесспорно, является фашизмом». В книге «Национализм» (1926 год) Донцов описывает соперничество наций как частный случай всеобщей дарвиновской борьбы за выживание. [5, 84]. Получается, русские и малоросы не могут уместиться под солнцем на одном клочке земли.

Увы, ещё сорок лет назад русский историк-эмигрант Н.Ульянов цитировал: «Возрождение Украины – это ненависть к своей жене московке, к своим детям кацапчатам, к своим братьям и сестрам кацапам, к своему отцу и матери кацапам».

По большому счету – что становится результатом отречения не отдельных людей, а целого народа от роду-племени? Происходит инициация. Проще говоря – демонизация. Жуткие художества и замогильный юмор евромайдана – простодушный человек не знает, ужасаться или смеяться – характерная иллюстрация этого процесса. Уверен, что нас ещё потрясут сообщения об отрезанных головах, съеденных сердцах и изъятых донорских органах в зоне боевых действий.

А как вообще может реализоваться воспринятая многими после майдана национальная идея, которая выражается в формуле «Одна мова, одна нація, один Бог, одна Україна!»? Только за счет геноцида значительной части граждан. Это уже было, знаем.

Что же делать?– спросите вы. А я поневоле вновь вспоминаю общение со старцем Ионой в Одессе. Он тогда ещё сказал мне почитать из Мотовилова – историю его одержимости и исцеления. Молитвой старца, покаянием и делами Божиими был изгнан бес... А если воля к добру уже подавлена? Тогда одержимость требует отчитки.

Один из известных духовников сказал мне как-то: «Однажды на моих глазах маленький мальчик так бросил лопату, что она со свистом пролетела над головой. Не своей силой действовал одержимый ребёнок. Что же теперь, расстрелять его? Надо читать заклинательные молитвы из требника митрополита Петра Могилы. Надо исцелять людей, освящать пространство не только на Украине, но в России».

Да, начинать надо с себя. Разве многие из наших предков, людей, живших и живущих в Москве и Питере, в Челябинске и Липецке, не отрицались от роду-племени и самого Бога?! Отрицались. Так продолжалось весь XX век, продолжается и поныне… И вот мы, группа монашествующих и мирян, ночью, объезжаем по окружной дороге вокруг Екатеринбурга, города, где враги рода человеческого пытались ритуально уничтожить Русский мир. С нами – чудотворная икона государя Николая Второго. Сосредоточенно, вслух, творим Иисусову молитву. Царский образ, как всегда, откликается. По самой иконе, по внутренней стороне закрывающего её стекла, стекают несколько струек мира. «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго!» Кажется, что благоухают сами эти слова, что невидимый шлейф благовонной молитвы опоясывает спящий тревожным сном город.

Я вспоминаю сегодняшнее утро. В переполненном монастырском храме только что закончился водосвятный молебен с чтением заклинательных молитв. «– Есть кто с Украины?» – спрашивает батюшка. Кто-то отзывается в толпе. «– Берите воду».

Молебны такие, Бог даст, будут ещё и на Красной площади, и в московском Кремле. Будут и в Киеве.

Кстати, с началом войны в Новороссии отец Илий (Ноздрин) благословил каждые три часа читать хотя бы по десять Иисусовых молитв и ещё творить такую молитву: «Спаси, Боже праведный, всех вместе, отврати лице Твое от грех наших общих и личных и отдай нам обратно наше богатство, Россию. Обрати врагов наших вспять».


«Сербосеки» и «правосеки»


Не случайно именно повернувшиеся на Запад потомки православных славян являют нам наиболее устрашающие примеры озверелости. Взять хотя бы хорватских усташей. Вспомним их «сербосеки» для отрезания голов и корзины, полные вырванных яблок – глазных! А что происходит на территории, где когда-то было княжество современника благоверного Александра Невского – князя Даниила Галицкого (потянувшегося за короной, которую посулил ему папа)?! Что исходит с этой территории! Всегда казалось, что больших ненавистников России – ненавистников иррациональных– чем в Польше, трудно найти. Теперь у них появились достойные ученики. Укрианцы становятся новым и самым озверелым полком янычаров. Арсенал пополнен: следом за ятаганами и «сербосеками» в дело вступают «правосеки»...

«Идея «украинская» есть интеллектуальный выверт малороссийской, отпавшей от истинной Церкви, интеллигенции, хронически мучимой ею же порожденным в качестве побочного продукта собственных этнофантазий чувством национальной неполноценности. И чувство это верное… Это острое чувство греха непростительного своеволия и предательства своей национальной и духовной сущности, чувство, подавляемое ещё большим упорством на путях болезненного самостийничества.

Украинство, белоруссомания, казакомания и народившийся совсем уже недавно великоруссизм – это разные формы одной и той же болезни – апостасии, отпадения от матери-церкви и от отца-народа и грех созидания идолов новых национальностей и выдуманных историй».

Ещё в 1925 году в Берлине вышла книга историка А.Стороженко, в которой он описал симптомы русофобской одержимости: ««Украинцы»– это особый вид людей. Родившись Русским, украинец не чувствует себя Русским, отрицает в самом себе «русскость» и злобно ненавидит все русское. Он согласен, чтобы его называли кафром, готтентотом – кем угодно, но только не Русским. Слова: Русь, Русские, Россия, российский – действуют на него, как красный платок на быка. Без пены у рта он не может их слышать. Но особенно раздражают «украинца» старинные предковские названия: Малая Русь, Малороссия, малорусский, малороссийский. Слыша их, он бешено кричит «Ганьба!» (польск. – позор)». Злоба, пена и судороги – явные признаки беснования.

…Когда в Россию, Белоруссию и на Украину ещё только планировался привоз Даров волхвов, «Комсомолка» взяла у меня, как у опытного святогорского паломника, интервью. Разговор зашёл и вот о чем. Прежде, когда эту святыню вывозили за пределы Афона, она нередко обнаруживала в людях скрытую до поры до времени одержимость. При попытке приложиться к Дарам, бесноватого вдруг начинало корежить. Порой овладевший несчастным демон покидал его, не выдерживая благодати.

Так оно и оказалось – кое-кого корежило в Москве, в Питере, (почти не было беснования в Минске), зато в Киеве… Число таких случаев в разы превысило «российский» показатель. И это при том, что людей, пришедших поклониться святыни, было на удивление мало.

Кстати, прибытие в Киев Даров волхвов воспринималось здесь некоторыми едва ли не как идеологическая диверсия российских спецслужб. Так называемая Украинская православная церковь Киевского патриархата вообще объявила реликвию фальшивкой: дескать, «не нашлось авторитетных документальных подтверждений, которые бы засвидетельствовали подлинность святыни».

Катастрофа в человеческой душе неизбежно проецируется в катастрофы глобальные. Современный малороссийский публицист пишет с болью: «Войны, гражданские междоусобицы, голод, концлагеря, тотальный раздор и обособление, раненное православие, духовное разложение и одичание народа, мёртвая земля индустриального Востока и Чернобыльской зоны, гибнущее в непрерывных потопах Прикарпатье и т.п.– это следствие нашего предательства.

Мы предали Русь, мы предали самих себя!

Мы малодушно бросили свой тяжкий крест в момент испытаний, когда надо было бороться, терпеть или достойно умереть, мы взяли другое имя, плюнули на могилы своих предков, захотели иной, более лёгкой судьбы»…

И.А.Сикорский писал, что сочинитель укрианского прошлого проф. Грушевский заменяет историю политическими течениями: «Население это не растения и не вновь открытый остров, а сумма живых личностей, которые с X-XI вв. называют себя «Русь», «русичи», «русскiя жёны», русская земля». Эти названия созданы самим народом. Это возвышенные идеалы или нравственные интересы уже ясно и ярко существовали в X-XI вв. И нашли для себя художественное выражение в «Слове о полку Игореве». Неужели же этот высокий художественный памятник не обязателен для учёного историка? Ведь те герои, которые описаны в «Слове…», называют себя «русскими», они пали на Каяле на реке за «русскую землю», как удостоверяет автор «Слова…», современник, а, вероятно, и участник похода Игоря, который называет их «русичами». И после этих торжественных свидетельств всей этнической русской земли русский учёный-историк, вдохновленный закордонными течениями, уверяет нас в своих сочинениях, что события совершились не в русской земле, что Игорь, его воины и даже поэт – бытописатель событий – были «украинцы», что они пали не за русскую землю, как им показалось, а за Украину!.. Дальше нельзя идти в вольном переводе исторических документов с их подлинного языка на язык желаемых, но не существующих фактов!

…Мёртвые не имут ни срама, ни гнева, и только по этой причине они не схватились за оружие при ОТНЯТИИ у них имени, за которое они пали…».

Публицист Алексей Александров, по-моему, прав: «В основу «идеологии украинства» заложено неразрешимое противоречие между генетической сущностью украинцев (части Русского народа) и обязательной для каждого «свидомого украинця» ненавистью ко всему русскому. То есть – к самим себе. Антирусскость стала, по сути, инструментом саморазрушения малороссийского этноса, противопоставления его самому себе, своей истории, своей сущности. Уничтожая русскость в себе, украинцы разрушают собственную идентичность, крушат сами себя. По их убеждению, Украину как отдельное государство можно построить только на противопоставлении Русскому Миру. И они воюют. С собственной историей. С Церковью, которая вскормила их, родом из которой вся наша общая культура. В результате их действий место Православия занимают секты, место армии – свора мародеров, место государственных деятелей – стая коррумпированных дилетантов…

В нас вживлялась фальшивая историческая память, вера, оруэлловский новояз – «державна мова» из этнографической особенности малороссов была превращена в боевое отравляющее вещество интеллектуально-паралитического действия».

Писатель Светлана Замлелова добавляет: «Сегодняшние украинцы– это русские, которые не хотят быть русскими, но не могут стать кем-то ещё. Из Малороссии– пространного и цветущего когда-то юга России– алчные и тщеславные фантазёры умудрились устроить резервацию для неприкаянных. Подогреваемые комплексами, разъедаемые ненавистью, украинцы не в состоянии разобраться в самих себе… Они сделали свой выбор, покинув наш общий когда-то дом и плюнув напоследок в глаза хозяину»…

…Мне жалко вас, бывшие русские. Подвига русскости в условиях апостасии вы не понесли. Не выдержали бремени имперской титульной нации, главное качество которой – жертвенность. Не «тильки для сэбе», а – «кто положит душу за други своя…»

Куда вы движетесь? За кем идёте? Неужели не понимаете, что «Проклятые жаждут, чтобы их проклятие досталось всему миру!» Именно поэтому вас побуждают отрицаться от поколений и поколений христолюбивых предков. Напомню, что не случайно Гоголь называет Бога «источником всего русского». Хотя, конечно, Николай Васильевич для вас не авторитет.


КАК «ЗАВАРИВАЮТ КАШУ»



Как бы написать об этой каше, не подливая масла в огонь? С Божией помощью, попробую.

Знаете, как заваривают кашу? Сыпанут в мутную водичку, как крупу, молодежь молочно-восковой спелости – и на огонь. Добавят соли. Но немного. Люди, считающие себя «солью земли», ценятся высоко.

Параллельно варят лапшу и готовят салатик– нечто вегетарианское, нарубленное из слов «свобода», «независимость», «гуманизм»… Это корм для выпасаемого стада гоев.

Так что там у нас с кашкой? Готова? Стойте, стойте! Почему же первыми с ложками бросились не прокопчённые гарью покрышек герои баррикад? Где Сашко Билый? Почему эти толстопузые в первых рядах оказались? Не удивляйтесь, что и здоровяка Кличко кто-то легко отодвинул в сторону. Революционная каша заваривается не голодными. Она – для богатых. Очень богатых. Так что самые большие миски у миллиардеров Порошенко, Коломойского и прочих. Впрочем, даже не они главные на этом празднике… смерти.

Кушайте, кушайте! Вот суржиком ещё закусите! Не знаете, что такое суржик? Это хлеб из смеси пшеничной и ржаной муки. Отсюда образное название южнорусской языковой смеси. Теперь, с привлечением в неё большого количества евро-слов, можно с уверенностью сказать, что продукт этот – геномодифицированный. Поел раз-другой – и оказываешься неспособным к деторождению. Так русский человек в Укриане зачастую лишается возможности иметь русских детей.

Вот так кашка! Варить вроде начинают нечто диетическое (едва ли не каждая революция поначалу объявляет себя бескровной), но почему же уже вскоре так явно пахнёт горелым человеческим мясом? Почему так радостно запляшут, закружатся вокруг котла какие-то чёрные дядьки в одинаковых меховых шапках?

Смотрел я в интернете хасидские пляски после победы евромайдана и вспоминал такое же веселье после расстрела Белого дома в Москве. Август 1993 года. О.Платонов писал: «Бойцам «Бейтара» начальник ГУВДа передал часть спецназовских БТРов, которые поливали безоружных людей из пулеметов. Криминально-космополитический режим праздновал победу. Через несколько часов после окончания бойни его «духовные отцы» хасиды на крови павших исполняли возле Белого дома ритуальную пляску Суккота». Но как же отвратительно они козлекают! Посмотрите! Стоит ли удивляться славянскому поверью о том, что на одной ноге хасидского цадика обязательно было копыто!

Так почему они так радуются? Потому, что не пшеничка, а кровушка человеческая, самое дорогое, в жертву принесена! Демоническая сила вызвана.

Сравнивая этимологию слов в различных индо-европейских языках, современный учёный пишет: «Кровь — неизменный атрибут сакрального действа. В связи с этим понятен переход значений «кровь»– «делать, совершать (сакральное действо)». Во многих языках характерны также созвучия слова «кровь» и «хлеб», «зерно», «ячмень», «хлеб на корню» — как предметы жертвоприношения.

Лев Тихомиров свидетельствовал, что в конце XIX века Исполнительный комитет русской социально-революционной партии поначалу был блефом, но по ходу пролития крови, совершения терактов дух противления уплотнялся и действительно обретал плоть. Так признак, который «бродил по Европе», был приглашён в Россию.

Да, как говорится, кровь не водица– напрасно не проливается.

…Еще один интересный плакат висел на майдане. Какое-то чудовище, похожее на гигантского ежа со стальными иглами. Господи! Да на них же насажены обрубки человеческих трупов! Подпись такова: «Выкликай бога революции!»

Его позвали, приманили запахом крови,– и он пришел!


Жертвы для «бога революции»


О горелом мясе я написал ещё до одесского кошмара. Как чувствовал. А ведь у этого всесожжения была своя предыстория.

…Это случилось воскресным вечером 22 февраля 2009 года, когда священник помазывал верующих освященным елеем. В храм вошёл длинный худой мужчина (кощею было около сорока), одетый в кожаную куртку и джинсы. Он подошел к раке с мощами преподобного Кукши Одесского. Неожиданно для всех быстро разделся донага (под верхней одеждой не было белья). К голени его левой ноги были прикреплены ножны с длинным, похожим на финку, ножом. Кощей наклонился над мощами и вонзил кинжал себе под сердце. Раздалось громкое шипение (видимо он пробил легкое). Кровь обагрила раку и обильно пролилась на пол храма…

Самоубийца был не один – за ним наблюдал молодой человек, одетый как рокер (кожаная куртка в цепях). Судя по всему, для засвидетельствования совершения ритуального самоубийства.

Когда «кощея» оттаскивали в сторону, – тот буквально вцепился в раку. Пришлось заламывать ему руки и даже сделать подсечку, чтобы тот упал. Его вытащили из храма и послушник спросил: «Где ты живешь?». Самоубийца ответил: «На земле». На вопрос, зачем он это сделал, ответа не последовало. Он умер на следующий день в Одесской городской больнице. Милиция считает его душевнобольным.

…В царствование императрицы Елисаветы Петровны (середина XVIII века), в Санкт-Петербурге, на Смольном мысу, по проекту Растрелли строился женский монастырь. Вокруг величественного Смольного Собора уже были возведены двухэтажные корпуса для монахинь и хозяйственные постройки. Строительство Собора подходило к завершению, когда внутри него с лесов бросился рабочий. В кармане несчастного обнаружили письмо, объясняющее причины спровоцированного диаволом самоубийства. В результате все здания несостоявшегося монастыря были отданы Институту благородных девиц. Дальнейшие события показали, почему Господь не попустил быть в этом месте обители: большевики заняли здания Смольного под штаб революции, самоубийственной для русского народа.

…Как же понимать суицид в Успенском монастыре Одессы? Мало кто обратил внимание, что там же, в правом крыле Свято-Успенского храма (где служат панихиду), уже не первый год кровоточил Голгофский Крест. Господь предупреждал…

После самоубийства, свершившегося в Свято-Успенском монастыре, подвизавшийся в нём схиархимандрит Иона сказал: «Сатана сильно озлобился и нападает. Может быть, будет большое гонение на Церковь и прольётся кровь…»

Вспоминаю, как несколько позже, в июле 2011 года, преодолев обычное в таких случаях сопротивление келейника («старец и так уж сегодня сто человек принял»), я и несколько других паломников, оказались у него в келье.

Старец усадил меня на низенькую табуреточку рядом с собой. Потом, дав мне книгу, сказал, какие фрагменты Священного Писания надо прочесть вслух. Тревожные, очень тревожные это были тексты.

Вот один из них. «Откуда у вас вражды и распри? Не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? Желаете — и не имеете; убиваете и завидуете — и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете — и не имеете, потому что не просите. Просите и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений». (Иак, 4; 1-3).

…И вот кровь пролилась. Среди тех, кто скончался от ожогов в Одесской больнице, был поэт Вадим Негатуров, автор «Марша Куликова Поля» и таких пронзительных стихов:

«Земля – наш дом»– верна? формулировка,
Но Шар Земной мне не навек жильё:
Я на работе здесь, в командировке…
На Небесах – Отечество моё.
Не знаю срок командировки этой,
И цель её постичь я должен сам.
Внезапно для отчёта и ответа
К Святым я буду вызван Небесам.
Сняв спецодежду в виде плоти тленной,
Прервав процесс земных своих работ,
Я понесу на Суд Творцу Вселенной
Земной командировочный отчёт…


«Согласно рассказу Бытописателя, Бог положил страх человека на всякой твари, «на всех зверех земных» (Быт. 9, 2) после того, как, выйдя из ковчега, «созда Ной жертвенник Господеви и взя от всех скотов чистых и от всех птиц чистых, и вознесе во всесожжение на жертвенник» (Быт. 8, 20). Жертвоприношение одушевленной твари явилось в руках человека, после падения утратившего Богом данную власть над живой природой, орудием подчинения бессловесных.

Трепет жертвы, пишет Николай Козлов, - отпечатлевается на жреце и делает его страшным для остальной твари и рода ее. И человеческие жертвоприношения становятся действенным оружием…».

Исследователь отмечает значение известных из истории Велижского, Саратовского, Киевского и многих других ритуальных убийств, участие в которых изуверов-сектантов было доказано по суду. Они явились, как показала эпоха Великой Смуты и последовавшего за ней истребления русского православного народа, лишь подготовкой к мощному кровавому натиску, направленному на полное завоевание России.

Осмысляя иррациональный, казалось бы, характер чекистского изуверства, князь Жевахов писал неполиткорректные вещи: «С каких бы мы точек зрения ни рассматривали все эти жестокости, они всегда будут казаться нелепыми (…). Объясняет их только идея жертвоприношения еврейскому богу (…), дабы обескровленная и обессиленная Россия не служила бы помехою для дальнейших завоеваний жидовства, обрекавших на гибель всю христианскую культуру и подготовлявших наступление всемирного иудейского царства».

Одесситов принесли в жертву. Рассчитывали, что пролитая кровь гоев, человекоподобных животных, скажется симпатическим наваждением ужаса и покорности. Но кровь эта вопиет к Небесам.


ПОД НЕБОМ ГОЛУБЫМ...



Как-то я увидел символически-красивую фотографию: золотое поле, а над ним – голубое небо. Увы, поле оказалось не пшеничным. Подпись к снимку поясняла: «К глубокому сожалению, Украина на самом деле такая и есть. Красиво, но... Это поле рапса. Ничего худшего для истощения плодородного слоя ещё не придумано. Земля после рапса восстанавливается 8-10 лет. Несмотря на это, сегодня рапс вытесняет с украинских полей менее рентабельные культуры, в частности, сахарную свеклу и кормовые зерновые».

Конечно, напрашивается прямая ассоциация с жовто-блакитным флагом. И с тем, что культивируемый укрианизм стремительно истощает плодородную почву русской цивилизации.

28 января 1992 года Верховная Рада утвердила сине-жёлтое полотнище в качестве государственного флага. При этом депутаты парламента и все граждане были заверены Кравчуком в том, что эта мера временная, т. к. должен состояться всенародный референдум, который и определит государственную символику. А пока – золотое поле, а над ним – голубое небо.

Правда, начиная с Киевской Руси, на землях входящих сейчас в

Укриану, в символике доминировали другие цвета. Красный (малиновый), белый, синий… (Что за напасть: неужто как у москалей!). У Богдана Хмельницкого флаг был белым с красной каёмочкой. (Обидно, что гетман потерял его в битве под Берестечком. Было это в 1651 году). Говорят также о малиновом, казацком флаге. Но тут другая заковыка. Флаг этот был вручён казакам польским королем Стефаном Баторием в XVI веке при создании им Войска Запорожского. Так что это знак не независимости, а подчинения. Увы, жёлто-голубой флаг – из того же ряда. Тоже придуман был отнюдь не «украинцами»... Ну не имела, не имела Украина своей государственности! Откуда же флагу взяться?!

Так вот– подробности. 1845 год в Европе выдался неурожайным. Нехватка продовольствия привела к бунтам. Как раз в это время Австро-Венгрия из окатоличеных и ополяченых русинов Галиции формирует полк численностью 1410 человек. В армию их гнала нужда. Там как-никак кормили и одевали. В 1849 году габсбургская монархия силами полка подавляла восстание крестьян в Венгрии. Сформированному полку губернатор Галичины Стадион фон Вартгавзен вручил сине-жёлтый флаг. Жёлтый верх и синий низ. Именно так! По словам Ватгавзена, ленту к этому флагу лично вышила мать императора. Трогательно до слёз!

У императора Фердинанда I были весьма опытные мастера геральдики, и расположение цветов на флаге – не случайно. Оно несло в себе весьма унизительный смысл. Дело в том, что флаг Австро-Венгрии был чёрно-жёлтым, и наличие жёлтого цвета вверху этого «подарка», означало подчинение и покорность Галиции интересам Австро-Венгерской монархии.

В том году, когда галичан столь нежно обласкали, трон под Фердинандом I сотрясался и грозил рассыпаться. Все народы империи требовали независимости. Все, кроме галичан. 13 апреля 1848 г. польская часть населения Галиции создала свой «Совет»– Центральную раду народову. По её образу и подобию русское население также сформировала свой орган– Головну руську раду.

Первым документом Руськой рады, принятым 19 апреля 1848 года, было «Прошение руського народа в Галиции через руки его превосходительства графа Францишка Стадиона, губернатора галицького, его величеству императору и царю Фердинанду поданое».

Авторы Прошения особо подчеркивали тот факт, что население края принадлежит к «великой русской нации». После такого предисловия следовали покорные просьбы: ввести русский язык в школах и административных учреждениях, обеспечить доступ к административным должностям, реально уравнять в правах греко-католическое духовенство с римо-католическим.

В 1848 году австрийцам выгодно было подчеркивать русскую национальность галичан, ведь они тем самым вбивали клин между ними и поляками. Так что преподнесение жовто-блакитного флага им, как особой группе населения, говорило и об официальной поддержке этого разделения.

В 1913 году сине-жёлтым флагом австрийская монархия снабдила не только Украинских Сечевых Стрельцов, но и другие формирования галичан. Вскоре в составе австро-венгерской армии они вступят в войну против России.

В ноябре 1918 года в Галичине начала формироваться Украинская Галицкая Армия (УГА), которая также заимствовала от УСС сине-жёлтый флаг. Он же развевался и над Киевом, пока там заседала Центральная Рада во главе с профессором Грушевским. Напоминаем, что до тех времен вверху флага был жёлтый цвет, а снизу – синий. Переворот цветов произошёл после переворота гетмана Скоропадского.

Николай Яременко пишет: «Скоропадский перекрутил на 180 градусов произведение императоровой мамаши и объявил, что теперь синий цвет символизирует небо, ну а желтый – пшеницу… В действительности же Скоропадский хотел показать свою «незалежнисть» от немцев (показную конечно, для обмана народа, флаг ведь не такой, как у посаженной немцами Центральной Рады, а, значит, он не преемник политики Грушевского).

Вот этот-то перекрученный подарочек трудолюбивой старушки-императрицы украинцы теперь и имеют над головой».

У моряков, кстати, перевёрнутый флаг – это сигнал бедствия. Кроме того, перевёрнутый флаг является признаком траура.

Неужели всё же «вмэрла Украина»? Неужели на её месте возникла на первый взгляд напоминающая её химера, которую мы и назвали – Укриана?!


ИМЯ УКРИАНЫ



«Бандера прийде – порядок наведе!» Совсем недавно его красно-черный портрет ободряюще смотрел на участников майдана – и вот он уже пришёл. И наводит новый укрианский порядок.



Вообще-то, если изучать реальную историю, то Бандера в качестве укрианского национального символа явно небезупречен. Документы свидетельствуют, что бандеровцы наиболее активно уничтожали не коммунистов, а соперников-националистов. Последователей австро-венгерского офицера Андрея Мельника, и «бульбовцев», руководимых Тарасом Боровцом по прозвищу «Бульба».

Почему же всё-таки символом укро-национализма стали именно «бандеровцы»? Можно согласиться с мнением, что и здесь миф создавался советской пропагандой. «Бандера» напоминает слово «банда», «бандеровцы» – «бандитовцы». Так понятнее народу.

Итак, криминальный тип Бандера и перебежчик Мазепа назначены национальными героями. Раз так, то — получайте! И не удивляйтесь тому, что с вами происходит.

Если имя России – святой благоверный князь Александр Невский, то Укриана, кажется, выбирает себе Бандеру. Как не вспомнить древнюю римскую пословицу: «Nome nest Omen» (в имени – предначертание судьбы). России приходилось и, Бог даст, ещё придётся останавливать очередную экспансию Запада, а Укриана… Ох, как рискует она превратиться в Уркаину! Иными словами, как корабль назовут, так он и поплывёт.

Итак, Степан Бандера, завершивший свой жизненный путь под именем Штефана Поппеля. Будущий Поппель происходил из семьи крещённых в униатство евреев. Отец: Адриан Бандера – греко-католик из мещанской семьи Мойше и Розалии (в девичестве Белецкая, польская еврейка) Бандер. Мать будущего украинского «героя» Мирослава Глодзинская – также польская еврейка.

Современные укры переводят фамилию своего героя как «знамя», но на идише она означает «притон». Это босяцкое прозвище женщины, которая владела борделем. Таких всегда называли бандершами.

Сам Бандера всю жизнь свое еврейство тщательно скрывал, в том числе и с помощью звериного, лютого антисемитизма. Есть такой сорт людей. Во многих еврейских энциклопедических изданиях вы найдете раздел «Ненавидящие себя евреи». Кроме того, весьма серьёзные аргументы приводятся в пользу того, что целый ряд вождей Третьего рейха имел отнюдь не арийское происхождение. Не очень похожие на славян нацисты нынешней Укрианы лишь подтверждают: речь идёт о некоей закономерности. Она проявляется в том, что талмудическая идея избранного народа, призванного помыкать недочеловеками, может нарядиться и в рубашку штурмовика, и в вышиванку «героя майдана». Смотрит антрацитовый глаз на русоголового русского, и толстые фиолетовые губы изрекают: «унтерменш» или – «москаль».

…Однако вернемся в 1936 год, когда Бандеру за попытку совершения террористического акта поляки приговорили к смертной казни (впоследствии заменив её пожизненным заключением). По свидетельствам его сокамерников, – Качманрского и Карпинца – Бандера был в тюрьме, мягко говоря, крайне не уважаемой личностью.

13 сентября 1939 года Бандера был выпущен германскими властями и направлен в центр подготовки диверсантов. Вот как характеризовал его полковник немецкой армии Эрвин Штольце – начальник второго отдела Абвера (военной разведки): «В октябре 1939 года я с Лахузеном привлёк Бандеру к непосредственной работе в абвере.

По своей характеристике Бандера был энергичным агентом и одновременно большим демагогом, карьеристом, фанатиком и бандитом, который пренебрегал всеми принципами человеческой морали для достижения своей цели, всегда готовый совершить любые преступления».

Заметим: к этому времени за ним закрепилось характерное партийное прозвище — «Баба».

Вспоминая юношеские тренировки Бандеры («закаливал волю», удушая кошек одной рукой), поневоле припомнишь диагноз писателя Климова о перманентной революционности, возникающей на почве извращенной сексуальности и наследственной шизофрении...

Под конец своей жизни Бандера подвёл под свою ориентацию «теоретическую базу» и даже провозгласил её обязательной для свидомых украинцев: «...украинская революция будет отличаться от всех прочих революций тесными мужскими связями. И я не говорю здесь о дружбе! Чтобы свергнуть с себя оккупацию москалей украинские мужчины должны ПОЗНАВАТЬ друг друга. Это путь к свободе, это путь к незалежности. И я верю, что однажды такой день наступит». *(Степан Бандера "Украинский народ и революция" 1950 год").

Неужели и «этот день» наступил?! Во всяком случае, обилие педерастов в рядах современных укрианских европоппелей не должно удивлять. Что ж, как будто специально для спешащей на запад Укрианы видный деятель американского истеблишмента заявил: «Защита прав гомосексуалистов является определяющим признаком цивилизованного государства и должна стоять выше национальных культур и социальных традиций».

Так что – скачите в Европу, укрианские мужчины!



А, может быть, не Бандеру, а «евроинтегратора» Мазепу выберут именем Укрианы! Подробно я писал о нем в своей книге «Орден Иуды». Сейчас лишь скажем, что этот предатель был продолжателем поистине архетипических метаний казаков, которых отлил «плавильный котёл» Запорожской Сечи.

«В каком-то смысле,– пишет современный публицист,– эта родовая черта днепровского казачества так и воспроизводит себя до сих пор. Что такое Янукович с его метаниями между Западом и Россией? Да это неудачный клон Богдана Хмельницкого, который, как открыл уже в XIX веке Костомаров, изучая старинные грамоты, был двоеданником – присягал параллельно и московскому царю, и турецкому султану! А, кроме того, вёл тайные переговоры с польским королём. Всё это он проделывал уже после Переяславской рады.

Для казака это не упрёк, для него такое поведение всегда было доблестью. Лучше всего этот дух выразил атаман XVII века Иван Сирко: «Нужда закон меняет, где платят там и родина». От этого казачьего духа страдал в первую очередь украинский крестьянин, тот самый холоп, который придумал пословицу: свой пан хуже ляцкого. Это они не про российских дворян говорили, а про свою казачью старшину, сделавшуюся дворянами и воплотившую старую мечту сравняться с польской шляхтой».

Так что соглашусь с таким определением нынешней киевской власти. «Украина – это не государство, Украина – это буферное образование, которое будет играть роль ненадежного партнера для всех до тех пор, пока один из полюсов не перетянет её на свою сторону окончательно и не утихомирит этот дух вольницы и неуживчивости».

Надеюсь, сломать эту «кощееву иглу» предстоит русскому человеку. И тогда падут замки незалежной державности. Укриана, как ядовитый туман, рассеется, и на её месте мы вновь увидим Малороссию. А именем её может стать любой из великих святых, порождённых этой благословенной землёй.

PS. О Тарасе Шевченко (еще одно возможное «имя Укрианы») в новой книге рассказывает целая глава.

Материалы к книге «Укриана. Фантом на русском поле»
Гуртом гонят на убой

Политический заворот

Отрицаясь от роду-племени

Как "заваривают кашу"

Под небом голубым...

Имя Укрианы